Роль жеста в построении невербального аргументативного дискурса в рамках художественного текста

Чепанова Е. И., кандидат филологических наук, МордГПИ, г. Саранск

 

            Еще в первой половине 20-го века отношение науки к жестикуляции и другим невербальным формам общения полностью отражали слова Э. Сапира: «Мы отвечаем на жесты с великой тщательностью, можно сказать, в соответствии со сложным секретным кодом, нигде не описанным, никому не известным, но понятным всем» [1, с. 135]. В дальнейшем этот «сложный секретный код» был признан неотъемлемым элементом человеческого общения, подлежащим всестороннему изучению.

Жесты – это движения тела (или некоторой его части), используемые для передачи мысли, намерения или чувства [1, с. 135]. Жесты актуализируют интенсивность переживания, они настолько связаны в сознании человека с конкретными эмоциями, что используются даже тогда, когда собеседник не может их видеть (например, при телефонном разговоре):

Prompt tönte Sabine in den Hörer: «Bollmann». Dann nickte sie… [5, с. 5].

Жесты способны  заменять отдельные слова и целые фразы, актуализировать речевое высказывание и даже противоречить его смыслу. Жесты являются неотъемлемой частью общения и потому не могут игнорироваться другими участниками коммуникации.

            Описанию жестов в художественном тексте традиционно уделяется большое внимание. Жест как невербальный аргумент актуален для спонтанной аргументации, особенно в конфликтных ситуациях. Повышенная жестикуляция при аргументации соответствует высокому уровню эмоционального напряжения. В случаях выражения приказа, угрозы, запрета, побуждения жесты нередко оказываются гораздо более эффективными аргументами, чем речевое высказывание.

            По связи жеста с речью различаются независимые от речи и связанные с речью жесты. Независимые от речи (хотя эта независимость весьма условна) жесты также называют эмблемами или автономными жестами [1, с. 135]. Это невербальные действия, закрепленные в языковой культуре и имеющие прямой вербальный перевод, состоящий, как правило, из одного – двух слов, реже из целой фразы, например:

            «Hat’s geklappt?» fragte Sabine, sah das zustimmende Nicken und wandte sich wieder ihrem Stenogramm zu [5, с. 29].

Жест согласия Nicken (вербальный перевод – Ja!) является одним из наиболее распространенных как в художественном тексте, так и в повседневной жизни. В этом примере он дополнительно конкретизирован эпитетом zustimmendes.

            Другой пример использования типичного жеста в художественном тексте:

Dr. Faller, der seit zwei Jahren auf Helgoland als Meteorologe wirkte, tippte sich an die Stirn, als Peter von Losskow in die Wetterstation kam, um sich zu verabschieden [3, с. 6].

            В данном примере Лосскоф собирается выйти в море перед штормом, чтобы собрать практические данные для научного исследования. Его коллега считает эту затею безумной. Жест sich an die Stirn tippen, принятый во многих европейских культурах, соответствует речевому высказыванию Du bist verrückt!

Или:

Dieter Randler schüttelte den Kopf und schnalzte mit der Zunge, als er Lucrezia betrachtete, bis Losskow ihm wütend das Foto abnahm [3, с. 27].

Жест, описанный в данном примере, используется главным образом мужчинами для выражения одобрения или даже восхищения.

            Следует также отметить, что для художественного текста типично описание  автономного жеста параллельно с вербальным комментарием к нему, выраженным в реплике персонажа. Это снимает возможные трудности понимания жеста читателем:

             «Hat vielleicht jemand für mich angerufen

            Schumann schlug sich mit der Hand vor die Stirn. «Natürlich! Dreimal schon!» [5, с. 189].

Жест sich mit der Hand vor die Stirn schlagen примерно соответствует вербальному переводу Wie konnte ich das vergessen! Подтверждение данного значения жеста читатель находит в реплике персонажа.

Впрочем, далеко не всегда независимые от речи жесты целенаправленно адресованы собеседнику. Нередко коммуникант демонстрирует свои мысли или чувства внимательному оппоненту, неосознанно используя в процессе общения жест, легко поддающийся «расшифровке»:

«Wo waren Sie gestern?»

«Hier».

Parker reagierte nicht darauf. Er beobachtete nur die weichen, weißen Finger, die unablässig die feisten, weißen Handflächen kneteten. «Kann das jemand bestätigen?» [4, с. 22].

Паркер – опытный полицейский, привыкший обращать внимание на любую деталь в поведении собеседника. Неосознанный жест оппонента mit den Fingern unablässig die Handflächen kneten соотносится для него с вербальным сигналом Das Gesprächsthema macht mich nervös! Поэтому его подозрения только усиливаются.

Также автономные жесты могут применяться вне речевой коммуникации. Поскольку их смысл понимается чаще всего автоматически, без специального анализа ситуации, то можно воспользоваться ими как аргументами для самоубеждения. Так, например, в следующем примере девушка, которую не встретили на вокзале, не знает, как ей поступить, и долго в нерешительности сидит на чемодане:

Als es 22 Uhr war, sprang sie auf, fuhr sich mit beiden Händen durch die braunen Lockenaber zu mehr war sie nicht fähig. Was tun, dachte sie nur immer wieder [2, с. 6].

Ее жесты нарочито энергичны и уверенны, для нее они символизируют принятие решения, однако при этом не соответствуют действительности, поэтому оказываются бессмысленными.

            Связанные с речью жесты, иногда называемые иллюстраторами [1, с. 141], прямо соотносятся с речью или сопровождают ее. При аргументации они выступают в роли вспомогательных компонентов, поддерживая вербальный аргумент:

Sabine nahm den Hörer ab. «Redaktion Tageblatt, guten Tag». Barbara … schüttelte den Kopf und deutete auf das blinkende rote Lämpchen. «Ist doch die Hausleitung! Lernst du das nie?» [5, с. 5].

Жест deutete auf das blinkende rote Lämpchen актуализирует в данном примере смысл реплики Ist doch die Hausleitung! и находится в причинно-следственной связи с вербальным компонентом аргументации: красная лампочка мигает при внутреннем телефонном звонке, следовательно, официальный ответ неуместен. Очевидно, что подобная ситуация регулярно повторяется из-за невнимательности Сабины, поэтому жест Барбары schüttelte den Kopf и ее вторая реплика Lernst du das nie? выражают упрек.

            Связанные с речью жесты могут выполнять функцию описания содержания речи. Иногда это движения, изображающие совершенно конкретные понятия:

Cramer hob die Koffer auf, klemmte den Schirm unter den anderen Arm und nickte zum Ausgang hin. «Dort sind die Schließfächer» [2, с. 11].

Или: Mit einer Kopfbewegung in Richtung des oberen Stockwerks sagte Parker: «Oben» [4, с. 22].

            Другая широко распространенная функция жестов, связанных с речью, – это демонстрация эмоций говорящего:

Er zuckte hoch, als der Page, der Ilse Wagner hatte wegfahren sehen, zu ihm stürzte und mit beiden Händen durch die Luft fuchtelte.

 «Die Signorina kommt!» rief er. «Die Signorina…» [2, с. 108].

Жестикуляция обоих персонажей является в данном случае невербальным аргументом, подтверждающим их волнение.

            Также связанные с речью жесты могут способствовать регуляции и организации вербального общения. На начальном этапе установления контакта жесты нередко приглашают к коммуникации.

В ходе общения жесты способны побуждать собеседника к высказыванию или выражению эмоций, свидетельствовать о внимании к его словам, а также помогать коммуниканту перехватывать инициативу в общении: 

«Ich habe nie, nie…»

Cravelli nickte und wischte die Worte von Berwaldts Mund.

«Ich weiß, Sie haben nie daran gedacht» [2, с. 48].

В данном примере один из коммуникантов – Бервальдт – шокирован точкой зрения собеседника и с трудом подбирает слова для ответа. Кравелли пользуется этим, чтобы удержать инициативу в разговоре. Жестом согласия  nicken он демонстрирует оппоненту, что хорошо его понимает. Дальнейшая реплика Кравелли также выражает понимание, но в то же время она опережает возможный аргумент Бервальдта и мешает ему собраться с мыслями. Таким образом, кивок – один из наиболее распространенных жестов согласия – создает только иллюзию взаимопонимания и нарушает коммуникативный процесс.

Наконец, жесты помогают демонстрировать отказ от общения, перекрывая собеседнику канал коммуникации:

«Und jetzt verschwinde endlich, ich muss arbeiten!» Florian hämmerte erneut in die Tasten  [5, с. 10].

В данном примере коммуниканты  достаточно долго поддерживали разговор, который в результате принял конфликтный характер. Один из собеседников весьма резко объявляет о нежелании продолжать общение и сопровождает реплику демонстративным жестом hämmerte erneut in die Tasten, который символизирует возвращение к прерванной работе.

Впрочем, перекрытие коммуникативного канала необязательно происходит в конфликтной ситуации. В следующем примере коммуниканты после долгого обсуждения спорного вопроса остаются каждый при своем мнении, но уважают чужую точку зрения:

Der Leiter der Wetterwarte hatte ihm von der Mole nachgerufen: «Man müsste Sie mit Gewalt festhalten! Peter, kommen Sie zurück!» Er hatte gelacht, mit beiden Händen zurückgewinkt, Großsegel und Spinnaker in den heftig pfeifenden Wind gedreht [3, с. 6].

Петер твердо решил выйти в море во время шторма, аргументы коллеги его не переубедили, но он стремится к сохранению дружеских отношений. Жест mit beiden Händen zurückwinken в сочетании с глаголом  lachen выглядит доброжелательно, он является одновременно и завершающим коммуникацию (свидетельствует о нежелании слушать аргументы собеседника), и в целом прощальным, т.к. Петер все-таки уходит в море: Er hatte Grossegel und Spinnaker in den heftig pfeifenden Wind gedreht.

Таким образом, в ходе общения каждый коммуникант получает о собеседнике гораздо больше информации, чем было произнесено вслух, порой даже не осознавая этого. В спонтанном общении мы непосредственно наблюдаем «безмолвный язык» собеседника (и отвечаем ему тем же), в художественном тексте обе стороны коммуникации – вербальную и невербальную – пересказывает автор. В этом случае читатель, опираясь на личный опыт, «расшифровывает» послание автора и делает вывод о действующих лицах произведения: об их характере, степени искренности в той или иной ситуации, причинах поступков и т. д.

 

Литература

1. Нэпп, М. Невербальное общение / М. Нэпп, Д. Холл. – СПб.: Прайм-Еврознак, 2004. – 256 с.

2. Konsalik, H. Die schweigenden Kanäle / H. Konsalik. – München: Goldmann Verlag, 2004. – 192 S.

3. Konsalik, H. Die Fahrt nach Feuerland / H. Konsalik. – München: Verlagsgruppe Lübbe, 2005. – 256 S.

4. Martin, J. W. Der Vogelgarten / J. W. Martin. – München: Diana Verlag, 2001. – 352 S.

5. Sanders, E. Bitte Einzelzimmer mit Bad / E. Sanders. – München: Knaur Taschenbuch Verlag, 2004. – 366 S.

Добавить комментарий